Рубрики
СМИ

Останавливались и фотографировали: краснодарка рассказала, как её картины приняли в Нью-Йорке

На суд западной аудитории выставлены картины краснодарской художницы. «Блокнот Краснодар» связался с Мадиной Павлюк, которая отправила свои творения в Нью-Йорк на выставку «Взаимосвязь и интуиция» в галерею «Agora».

Выставка картин, прилетевших из Краснодара, будто проба на ощупь, как они будут восприниматься публикой с другим менталитетом. Путь отечественной художницы, чьё произведение искусства заинтересовало западную публику.

— Расскажите о себе, чем вы занимаетесь или искусство ваш основной вид деятельности?
— Я училась на экономическом факультете, занималась офисной работой. Тогда я и не думала, что моя жизнь будет связана с искусством. Но в 20 лет я попала в мастерскую к заслуженному художнику России Сергею Воржеву, и эта творческая атмосфера очаровала меня. Мысль, что можно создавать собственные миры, не покидая комнату, — меня заворожила. И спустя аж 4 года я решилась на свою первую в жизни картину маслом. Сейчас мне 33 года, 9 лет я пишу картины маслом. Одна из первых моих работ «Волшебная дверь» начала проходить отборы на различные выставки и затем оказалась на всероссийской выставке союза художников РФ в Москве. Вот тогда я и решила, что это событие не стоит игнорировать и моё хобби стало превращаться в основной вид деятельности. Кстати, а сейчас эта картина находится в Нью-Йорке.

Картина «Волшебная дверь»

Часто ли ваши картины участвуют на выставках? Покупают?
— Выставки с моим участием (как групповые, так и персональные) проходят достаточно часто. За последний год я выставлялась в музее им. Коваленко, галереях Краснодара и Лондона. А прямо сейчас мои работы участвуют в 3-х выставках. В галерее Агора (Нью-Йорк), в галерее Небо&Сова (Краснодар) и в выставочном зале Краснодара.

Для меня выставка — это возможность пообщаться со зрителем, возможность услышать его версию происходящего на моих полотнах. Иногда зритель разбирается в темах, которые я поднимаю, лучше меня, и это помогает мне взглянуть на свои работы под другим углом или найти сюжет для следующей картины. Плюс такое общение позволяет понять, что именно хотел бы мой зритель увидеть у себя на стене в комнате и почему.

На выставках покупают картины. Это результат успешного диалога со зрителем. Я услышала их, а они поняли меня и захотели оставить, сохранить себе эту эмоцию, мысль, настроение.

— Вы рисуете в Краснодаре? Как картины оказались в Нью-Йорке?
— Да. Я в Краснодаре. Тут родилась и тут пишу картины. В Нью-Йоркскую галерею написала я первая. Отправила им работы, информацию о себе. Мои картины прошли несколько этапов кастинга. Затем было собеседование по видеосвязи с директором и в результате мы подписали годовой контракт на сотрудничество.

— Что включает ваш контракт? Вы поставляете картины? Есть ли финансовая выгода для вас?
— В течение года у них эксклюзивные права на мои 14 работ. Их можно купить и посмотреть только в этой галерее. Цены на них установила галерея. Все аналогичные работы, которые остались у меня, я не могу продавать дешевле установленного уровня цен. По контракту они представляют мои интересы в США.

Рекламируют моё творчество, публикуют обо мне статьи. Проводят как минимум одну выставку с моим участием. Перевозка картин осуществляется за мой счёт. Финансовую выгоду я получу, если они продадут что-то.

А какая средняя стоимость ваших работ?
— Средняя цена работы? Это как цена на среднюю работу, а таких нет. Создание картины — это уникальный процесс общения с музой. А иногда моя муза работает в тандеме с музой заказчика. В любом случае здесь имеет значение всё: тема картины, техника, сложность, выставочная история работы, и даже моя личная привязанность к ней.

В Краснодаре я регулярно участвую в выставках. К примеру, до конца марта две мои работы находятся на выставке «Женская энергия» в галерее «Небо&Сова».

— Как вы относитесь к выставке в Америке? Как развита художественная культура в Краснодарском крае?
— Выставка в Нью-Йорке — это полезный опыт. Их работа с художником, организация выставки отличаются от того, как происходит это у нас. Плюс, это совершенно другой рынок и другой менталитет. Я уверена, что работа «Кубанский борщ» вызывает там совершенно другие мысли, нежели у нашего зрителя.

В нашем крае много ярких, сильных, самобытных художников. Разные техники, стили, школы. На любой вкус. Но при этом культура потребления не успела достичь такого же высокого уровня. Отсутствие живописи в домах и квартирах сейчас не считается дурным тоном. Люди предпочитают вкладывать деньги в золото, а не в картины. Хотя цена картин растёт быстрее и для того, чтобы любоваться ими — не надо вынимать их из сейфа.

— Можно ли зарабатывать на картинах или это больше хобби?
— Зарабатывать на жизнь можно, но едва ли это является целью для художника. Здесь важен сам процесс рождения работы, муки творчества в попытке создать шедевр. И затем получить эмоциональное и финансовое подтверждение, что все получилось. И с этой уверенностью, и с удвоенной энергией снова приниматься за работу.

— Ваши картины как олицетворение чего? Какой вы вкладываете в них смысл?
— Мои работы — это отголоски далекого прошлого: архаичные образы, символы алхимии, архитектура утраченных зданий. Я не хочу, чтобы люди забывали о своих корнях. Это неотъемлемая часть нас самих. Ведь человечество проделало долгий путь, чтобы сделать нас такими, какие мы есть сейчас.

— У вас есть муза?
— Моя муза — это не та прелестная девушка, которую обычно все представляют, это древняя морщинистая старушка. Я черпаю вдохновение из мест и предметов, которые хранят историю и память многих поколений: археологические раскопки, пещерное искусство, петроглифы. Наше прошлое наполнено тайнами и секретами, которые волнуют и восхищают меня.

— Как иностранная публика восприняла ваши картины?
— Посетители выставки останавливаются у моих работ, изучают их, обсуждают, фотографируют. Это значит, что мои картины вызывают у них эмоции и подталкивают к размышлениям.

Рада, что мой язык живописи интересен им. Что я могу рассказывать свои истории людям из разных концов земли и быть услышана. Могу перенести их в пещеру с наскальной живописью, показать, как выглядит у солнца колесница, приоткрыть дверь в Беловодье, предложить отведать Кубанского борща и пригласить в уже не существующий Летний театр Екатеринодаре.

Первую обратную связь художница получила от директора галереи Сабрины Гилбертсон, которая видит в Мадине подающие надежды.

— Будучи уникальной фигурой в мире российского современного искусства, Мадина подает большие надежды. Я рада быть частью ее творческого пути и с нетерпением жду возможности увидеть ее будущие работы, — сказала Гилбертсон.

Яна Черникова

Оригинал статьи «Блокнот Краснодар»